Из книги Трещёва Д.А. «Зависимость от иллюзий».

Из книги Трещёва Д.А. «Зависимость от иллюзий».

Притча вторая.

Жил-был мальчик. И был он волшебником. Потому что каждое утро он создавал мир. Да, в общем, он же создавал и само утро. Мир и утро всегда получались хорошие, радостные и разные. Сначала он чувствовал, что он волшебник и мир создаёт сам.

Но он жил на планете, где главным было Знание. Знание и Ум управляли всем. Они давали порядок и безопасность. Окружающие его люди, были рабами Знания и поэтому говорили, что мир вокруг него уже создан и надо от этого радоваться.

Мальчик не очень понимал, как можно всё время радоваться от кем то созданного мира. Ну, можно немножко порадоваться, но всё время от одного и того же… Поэтому он не верил и просыпаясь каждый раз снова творил мир. И утро. А ещё точнее, он мог представить, что он и мир одно и то же. Или он является самым утром. Это был какой то странный мальчик. И взрослых это пугало. И они придумали, как сделать, чтобы мальчик стал таким как все. Что бы самим взрослым успокоиться. Что бы самим успокоиться, они стали пугать мальчика. И после некоторого времени это им удалось. Их же было много, а мальчик один. Если бы они знали, чем им придётся заплатить за своё спокойствие!

Мальчик вырос и поверил, что мир и утро им не создаются, а созданы кем то давно-давно. И что он существует отдельно, а мир отдельно. И всё-всё об этом мире можно узнать из книг. И поверив в это, он стал замечать, что каждое утро становиться одинаковым, серым и неинтересным. А мир отдаляется от него и становится враждебным. С каждым днём он всё больше чувствовал скованность и страх. А взрослые успокоились, когда увидели, что мальчик боится.

Мальчик чувствовал, не понимал, а именно чувствовал, что занимается не тем, чем хотелось бы. И через некоторое время он даже заболел. Взрослые не считали это болезнью, а повзрослевший мальчик, уже юноша, чувствовал, что он что то безвозвратно утратил, утратил что то своё, личное и поэтому доктора помочь ему не могли. Но это он только чувствовал, а играл он в общие игры, как все. Потому, что был страх, что его осудят, и не будут любить. В общем, ему всё время чего то не хватало.
И вот однажды ему дали попробовать волшебный напиток.(или много денег, или секс с красивой девушкой), не помню) И попробовав его, юноша почувствовал, как проходит скованность, как покидает страх и как мир соединяется с юношей. И мир становится таким, каким хочется его видеть. Он снова стал тем, кем был. Он был счастлив. В этот момент ему настолько всего хватало, что ему хотелось поделиться со всем миром.

Хотя его и предупреждали, что этот напиток не для всех, что его надо принимать крайне редко, а лучше вообще не принимать, но юноша этого уже не слышал. Он знал, что напиток всегда под рукой и отнять его уже никто не сможет. Напиток освободил мальчика от страха. Но через некоторое время, ему опять стало чего то не хватать. И по утрам, после принятия жидкости, становилось ещё мрачнее. И мир по утрам уже не соединялся с ним, а становился враждебным. Но это всё легко объяснялось. Не хватало жидкости. И стоило её больше принять, как всё становилось нормально. И ум покидал юношу. И условности исчезали. И он становился с миром заодно. На короткое время. Он не заметил, что в нём всё больше шло разделение на два человека, на два враждебных мира. Когда на время побеждал один, юноша чувствовал боль, пустоту и вину. Когда побеждал другой, созданны1й с помощью жидкости, тогда снижалась борьба, и на короткое время устанавливался мир и покой. И тогда он смеялся над убогой частью, у которой была только боль и пустота. Юноша стал взрослым, а время покоя, которое давала волшебная жидкость, уменьшалось, а жидкости для этих коротких минут требовалось всё больше и больше. И он стал принимать жидкости столько, сколько было надо, чтобы вызвать полное забвение, полный уход. Если он принимал меньше и не вырубался, то он был очень злой и агрессивный.
И дыра увеличивалась. И дыра сжирала всю жидкость, всю энергию, всю жизнь. И ей стало мало одной жизни, и она стала сжирать жизни близких. И эта дыра, этот пожар питался несогласием. Дети, которые хотели добра, говорили «Папа у тебя внутри пожар, перестань подливать туда горючее!». Но это вызывало несогласие, агрессию и усиление пожара. Жидкость была топливом, а несогласие кислородом. Все, все, кто был не согласен с его пожаром, становились его врагами и своим несогласием только усиливали стихию. А когда он говорил себе, что пожара нет или что он его легко в любое время может погасить, то пожар сразу вспыхивал с утроенной силой. Дыре с пожаром явно нравилось, когда про них говорили, что, якобы, их нет. Это их сразу раздувало до невероятных размеров. Командой разгореться и принять много-много жидкости являлось мысль хозяина, что он спокойно их может проконтролировать и погасить. Как только хозяин так думал или говорил, то дыра с пожаром сразу взбухали, приходили в готовность и… неделя или две были выброшены из жизни.
Первыми прекратили подавать кислород близкие. Они просто сказали, что не хотят бороться, потому что борьба только усиливает пожар. И что они полностью с ним согласны. И он может пить сколько угодно. Они прекращают борьбу. Это было первое согласие мира. Это был первый выход из игры. И сразу, лишившись подпитки, стал угасать пожар. И испугавшись этого, мужчина-мальчик стал жалким, маленьким. И он стал плакать и говорить, что он будет пить, потому, что он безразличен своим близким. Но эту игру за многие годы родственники тоже знали, и она не прошла.

Тогда он стал просить их, что бы они полечили его. И эту игру они знали. «Ты знаешь, где искать реальную помощь»,-сказали они. Что он только не делал, чтобы снова втянуть их в свои игры! И унижал, и оскорблял и плакал. Но всё было бесполезно. Никто не хотел поддерживать его игры. И тогда он заплакал. И лишившись такой опоры, впервые ему захотелось уйти из жизни. Повеситься.
И приснился ему сон. И встретил он во сне Бога. Или Волшебника. Или свою мудрую часть. И попросил помощи.
«Да,- сказала мудрая часть, -я тебе помогу. Только скажи, кто создал это?»
И он увидел пепелище с висилицей и увидел себя в петле. Он вздрогнул, потому, что вечером только об этом думал. И точно так и представлял, что когда то повесится.
«А кто создал это?» И он увидел себя пятилетним ребёнком и прекрасное летнее утро.
«Да, да, да, я понял! Я хочу создавать те миры! Я хочу чтобы всё было как тогда! Помоги, пожалуйста!».
«Да, я помогу. И помощь моя будет заключаться в том, чтобы научить тебя принимать ВСЁ! Первое, что ты должен принять и полюбить, так это пепелище. Это твоя семья и душа. И восстанавливать это пепелище тебе придется всю жизнь».
-Да, я принимаю это.
-Ты должен принять, что ты творец своих реальностей, и ты создал дыру, пожар и виселицу ».
— Да, я принимаю это.
-И ты создал их потому что, поверил, что тебе чего то не хватает и что внутренний дефицит можно восстановить одним внешним, например волшебной жидкостью. И своим несогласием ты всё время увеличиваешь дыру.
-Хорошо, я принимаю это.
-И иллюзию что тебе всегда чего то не хватает, ты должен заменить на такую иллюзию твоего изобилия, чтобы все, включая тебя, поверили в её реальность.
-Согласен.
-И внутри тебя есть реальная иллюзия виселицы, и ты уже весишь на ней. И эта иллюзия вот вот перейдёт в реальность. И тебе осталось один-два раза не согласиться. И суицид произойдёт, как вы говорите, в действительности и на самом деле.
-Я принимаю это.
-И каждое твое несогласие это судороги повешенного, которые ещё больше затягивают петлю.
-Мне страшно. Неужели это действительно так?
-Это так, но ты можешь не согласиться со мной.
-Нет, нет, я согласен. Мне не хочется в это верить, но внутри я чувствую, что это так.
-И всю жизнь ты будешь подвешен. И тебе всю жизнь придётся ослаблять петлю своим согласием, полным согласием, принятием мира и себя таким, какой он есть.
-Всю жизнь…
-Ты можешь не согласиться…
-Да, да, я согласен! Но я хочу, чтобы после этого…
-Условие, которое ты хочешь поставить, это несогласие. Пойми, когда то тебе было хорошо, но ты не согласился с настоящим. Тебе было мало. Тебе захотелось лучше. После твоего несогласия тебе стало плохо, и ты опять это не принял, не пережил до конца и не согласился. Стал прятаться от этого. Начал торговаться, что бы тебе было хотя бы хорошо как раньше. И от твоего несогласия, тебе стало не просто плохо, а очень плохо. И ты опять не согласился. Ты продолжал торговаться. Ты уже думал, что тебе было плохо, но по сравнению с этим, в общем, то и не так уж плохо. И ты опять не согласился с настоящим. Ты уже был согласен на вчерашнее плохо, но поезд ушёл. И от твоего очередного опоздания с согласием тебе стало смертельно плохо, ты подошёл к смерти.
-Осознаёшь ли ты это сейчас? Согласишься ли ты пережить то, что есть? Или опять будешь торговаться и прятаться? Сможешь ли ты не требовать ничего взамен? И близость смерти возвращает тебя к Миссии, к тому, для чего ты пришёл на эту Землю. И ты в отличии от остальных, всё время будешь стоять рядом со смертью. И будешь в одиночестве стоять рядом со смертью. Она будет дышать тебе в затылок, и ты в отличии от других всё время будешь слышать её тихий голос. И она будет служить тебе. Чтобы ты не вернулся к прежним привязкам. Что бы ты смог наслаждаться любым настоящим. Какое бы оно не было. Чтобы из любого настоящего, ты мог всё время творить наслаждение текущего…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *